Выпуск рассылки от 22.10.2018

Предыдущий пост

Кто стоит за керченским терактом - 3

 

 

Ну что ж, продолжим анализ реакции PR-системы Кремля на теракт в Керчи. Напомню, мой тезис заключается в том, что хотя Кремль (в смысле спецслужбы, работающие на АП РФ) к организации теракта непричастен, но сразу бросился осуществлять PR-операцию прикрытия, на основании подброшенной ему версии. Так что самый интересный вопрос – что его побуждает к такому поведению?

 

Л.Е.Пайдиев попытался дать ответ на этот вопрос. Я его обсуждать не стану, поскольку более интересен вопрос – как они это делают, то есть вопрос о дееспособности системы управления РФ через PR – основы нынешнего режима.

 

Нестыковки официальной версии тоже разбирать не буду: их уже разобрали без меня, и не видит их только тот, кто очень не хочет видеть.

 

Итак, факты.

 

Факт первый. Ролики со свидетельствами с места происшествия по горячим следам выпиливаются из сети, игнорируются показания свидетелей, опровергающие предписанную всем главпиарщиком-рейтингоносителем версию, что во всём виновата ненавистная ему молодёжь и интернет. Телепропаганда работает так, будто этих свидетельств нет, а «ольгинкие тролли» пишут везде реплики, что показания свидетелей якобы подтверждают официальную версию. В то же время видео интернет-активистов с реальными показаниями свидетелей имеют миллионы просмотров.

 

Таким образом, аудитория распадается на две, абсолютно непримиримые. Можно вспомнить эксперимент в американском доме престарелых, где старичков-совков посадили в две разные аудитории, где им показывались разные телеканалы. Через некоторое время старички начали бить друг друга стульями и иным образом членовредительствовать. Повторяя этот эксперимент, вольно или невольно, PR-система Кремля провоцирует сегодня гражданскую войну.

 

Факт второй. Расследовать происшествие назначили тех же, кто расследовал теракт в метро в СПб и инцидент в «Зимней вишне». Как мы помним, там врали не по-детски, а потом просто убрали вопрос из инфополя.

 

Факт третий. Независимой патолого-анатомической экспертизы тел нет. Власти её не допустили. Но нет и официальной патолого-анатомической экспертизы. Ни тел прочих жертв, ни тем более тела Рослякова. То есть пока не удалось найти судмедэксперта, который поставит подпись под «подтверждающим» официальную версию заключением. Да и как сформировать оное непонятно – можно по недомыслию что-то вписать, официальную версию рушащее. Учитывая, что судмедэксперты в РФ за 18 лет приучены писать то, что скажет начальство, задержка представляется знаковой: все понимают, что в случае смены начальства могут и спросить за фальсификацию.

 

Факт четвёртый. Через ТВ и сеть вбросили ролик-монтаж из кадров с видеокамер наблюдения, запечатлевших Рослякова. Судя по хронометражу, отобрано примерно 5-10% от имеющегося материала. Очевидно того, который подтверждает официальную версию. Никаких доказательств, что Росляков заснят камерами именно в тот день, а не в другие, не представлено.

 

Примерно 95% этого времени пацан бесцельно бродит по пустым кабинетам, стреляет в неодушевлённые предметы и только один раз стреляет в человека, который падает. То есть бОльшую часть минут от момента прихода в здание до момента гибели парень тратит на какую-то чушь, а ведь официальная версия основывалась на том, что все эти минуты он действовал как минимум в режиме Рэмбо.

 

Факт пятый. Мать Рослякова упрятали в психушку. То есть от неё свидетельских показаний в публичном пространстве мы точно не дождёмся.

 

Факт шестой. Первому материалу на эту тему никто не мешал подниматься в рейтинге ЖЖ аж до 5 места, где он конкурировал даже с матералами о кошечках и еде за границей. Дргугое дело - второй материал, где я обратил внимание на мои старые материалы о тех, кого Кремль смертельно боится называть и всегда старается покрыть их преступления, даже если приходится их брать на себя. Его сразу выпилили из рейтинга, а к обычному вою ольгинского роя была добавлена тяжёлая артиллерия – в комменты начали мегабайтами постить антисемитские тексты в надежде, что кто-то обратит на них внимание и уведёт дискуссию от обсуждения вопроса. Пришлось удалить 90 комментов в десятки килобайт каждый. Стандартная ольгинская тактика: хочешь замылить тему – сворачивай на жыдофф.

 

Хамство троллей в мой адрес обсуждать не стану – это просто их корпоративная культура.

 

Факт седьмой. Ольгинский тролль, закреплённый за моим ЖЖ, и пишущий уже несколько лет с разных аккаунтов в едином стиле, уже давно известном постоянным читателям, вдруг стал с меня требовать список жертв в «Зимней вишне». Как известно, список власти засекретили. Похоже, ольгинские реально верят, что если массированной прокачкой официальной версии по ТВ они смогли её внушить старухам-телезрителям, то их «победу» должны все признать безоговорочно. Однако, кроме медиапространства есть ещё реальный мир, где со сменой режима судьи и следователи начнут обслуживать новое начальство с трагическими последствиями для всех пиарщиков, не сумевших вписаться в новый расклад.

 

Я говорил, что керченский теракт – это тестирование PR-системы Кремля теми, кто ведёт против Кремля террористическую войну. За тестированием последует настоящая операция. Весной 2013 я говорил, что Чебаркульский «метеорит» – это тестирование, за которым где-то через год последует реальный удар. В июле 2014 мы имели «малайзийский бионг», вброс которого в PR-пространство коренным образом поменял стратегическое положение РФ в её противостоянии с Украиной. Сейчас лица, принимающие решения в РФ тоже могут предупреждение не заметить и продолжать истерически требовать, чтобы я согласился с дурацкой официальной версией – ибо всё остальное нелояльность и отсутствие любви к Готовящемуся-в-рай. Это – ваше дело.

Обсуждение

Подписаться на Telegram канал shel_gilbo