Выпуск рассылки от 23.10.2018

Кто стоит за керченским терактом - 4


 

Продолжим анализ реакции PR-системы Кремля на теракт в Керчи. Итак, мы убедились, что выдвинуть версию, которая хотя бы как-то соответствовала известным фактам, официоз не смог. Версия оказалась незащитима, и поэтому любое её обсуждение блокируется истерическими аргументами, апеллирующими к запрету рациональности: либо что рациональное обсуждение является «пляской на костях» (а истерики телеканалов – конечно нет), либо что обсуждающие враги режима, лично Приблизившегося-к-раю и должны подвергаться по этой причине репрессиям (Новая Газета как раз опубликовала подробности, как подсылают уголовников для убийства или запугивания блоггеров, возражающих ольгинским троллям).

 

Публицисты не спешат выдвигать определённые версии произошедшего в Керчи, хотя и не солидаризируются с официальной версией, имея в виду долгосрочные последствия для своей репутации. Как ни странно, наиболее согласующуюся с известными фактами версию выдвинула блоггерша Таня Сеид-Бурхан. Версия достаточно спорная, но в отличие от шизоверсии официального Кремля по крайней мере обсуждаемая и защитимая. Если убрать некоторые чисто женские преувеличения, то скорее всего останется картина, близкая к реальному ходу событий.

 

Аргументированного опровержения версии этой дамы не смог дать никто. Все возражения сводились к истерическим аргументам, сводящим дело на личность автора – что она бяка и фрик. Сопутствующие этому обзывательства я не буду приводить, так как они характеризуют скорее корпоративный стиль официоза, нежели объект критики.

 

Понятно, что Таня Сеид_Бурхан под фрика старательно косит, что характерно как раз для информированных блоггеров, являющихся сливным бачком спецслужб или властных группировок. К примеру, Жириновский старательно поддерживает репутацию полного фрика, но сливы через него делают вполне серьёзные. Известный блоггер-фрик Таня Волкова в своё время так же публиковала серьёзные сливы, хотя последние два года её от источника отключили, и она чисто фрикует. Так что аргумент к репутации Тани Сеид-Бурхан совершенно контрпродуктивен и при рациональном анализе ея версии не может быть принят во внимание.

 

Версии, что произошедшее в Керчи было терактом, придерживается, как видно, и отставной разведчик, а ныне публицист-аналитик А.Девятов. В своём анализе он акцентирует внимание на том, кому был адресован мессадж теракта: тому, кто в РФ принимает стратегические решения. Правда, Девятов в качестве такового лица указывает конкретно В.В.Путина, а я придерживаюсь мнения, что на самом деле в РФ имеет место коллективное руководство, в котором В.В.Путин выполняет роль главпиарщика и лично решает только вопросы перераспределения имуществ в пользу своей властной группировки. Так или иначе, Девятов скорее всего прав, и это-то коллективное руководство и было адресатом теракта. Другое дело, что Девятов указывает на внешнего заказчика теракта, не уточняя вопрос, кто был исполнителем. Я склонен думать, что исполнитель был сугубо РФский и системный, да и заказчик тоже, хотя его блокирование с определёнными внешними силами скорее всего имеет место.

 

Кстати, Девятов тоже косит под фрика – этому в разведке учат так же подробно, как легендированию.

 

Мнение Девятова дополняет уже приводившееся мной мнение Л.Е.Пайдиева, попытавшегося разъяснить мотивы тех, кто принимал решение о пиар-операции внедрения ложной легенды о произошедшем в Керчи. Если адресатом мессаджа теракта была именно топ-структура управления РФ, то она естественно заинтересована в том, чтобы исключить из общественного обсуждения факт, что ей предъявлен некий ультиматум. О содержании ультиматума, озвученного Кудриным, в ряде своих выступлений сообщал М.Л.Хазин. Думаю, что на самом деле Кудрин озвучил лишь часть ультиматума, и речь идёт о ряде неназываемых стратегических моментов выбора, стоящего перед политическим руководством РФ.

 

Таким образом, поставленная перед PR-системой Кремлём задача заключается в том, чтобы исключить внимание общества к факту возникших у руководства проблем, и предотвратить активность, которая могла бы осложнить процесс политического маневрирования.

 

Но нам более интересна здесь деятельность самой PR-системы, позволяющая сделать определённые выводы о дееспособности и характере деятельности государственной машины, которую Кремль возглавляет. И здесь ключевой вопрос – почему для операции PR-прикрытия из всех жертв теракта был выбран именно этот конкретный мальчик – Росляков – которого PR-машина представила монстром и серийным убийцей.

 

Возможны две версии работы PR-ведомства. Первая – что в спешке был выбран совершенно случайный мальчик, а затем стали фабриковаться псевдодоказательства для истеричной публики: непроверяемые заявления о покупке ружья, патронов, выдаче справок, анекдоты о рентгеновском зрении журналистов, обнаруживших, что в сумках, которые пацан принёс в школу, были именно оружие и патроны, фотка на лестнице с перилами другого цвета, чем были в техникуме, а затем и видео, где он бесцельно слоняется по этажам и стреляет по компьютерам и огнетушителям, полностью опровергающее официальную версию, что он эти 8 минут расстреливал людей. Сам факт, что имея десятки камер видеонаблюдения в колледже, с них не смогли найти ничего, что подтверждало бы стрельбу мальчика именно по людям, а так же, что кадры относятся к этому дню показывает, что ничего, что подтверждало бы официальную версию, у PR-команды Кремля нет.

 

Вроде бы такой провал и полная несуразица в представлении подтверждений официальной версии говорят в пользу гипотезы, что произошедшее было неожиданностью и цеховики-пиарщики вынуждены были варганить контент в цейтноте, что и привело к такому крайнему непрофессионализму в подготовке контента (при том, что внедрение даже столь несуразного контента производится довольно профессионально, хотя и в рамках уже устаревшей хайп-технологии, действующей только на стариков). Но с другой стороны, не следует переоценивать и профессионализм цеховиков-пиарщиков: в сложившихся обстоятельствах работать с Кремлём готовы не самые лучшие представители оного цеха. Лучшие всё же ориентируются на тех, у кого есть будущее.

 

Поэтому имеет место и вторая версия, что мальчика выбрали неслучайно, а потому, что он уже был в разработке ФСБ и на него был хоть какой-то материал. Как известно, школы обязаны предоставлять ФСБ списки подростков, «склонных к экстремизму», которые формируются по признаку: русский, спортом занимается = значит, экстремист. В данном случае мы видим подростка доминантного типа генетики, низкого социального происхождения и образования, достаточно умного и развитого, чтобы хорошо учиться и естественно, желающего куда-то прорваться, в частности получившего социальную путёвку в Артек (где обычно ФСБ подростков и отсматривает). Подобные подростки в рамках того кльтурно-информационного контекста, который есть в РФ, обычно ориентированы на сотрудничество с ФСБ и последующую службу в оном. При этом они считают национализм естественным, и уверены, что ФСБ защищает интересы Русского народа, а не его врагов.

 

Таким образом, мальчик должен был быть в разработке как потенциальный националист, и при этом вполне мог быть завербован ФСБ как потенциальный кадр.

 

Что касается его заявлений о ненависти к окружающим, майки с надписью «ненависть» и прочего эпатажа, они никак не могут быть доказательствами его психической ненормальности и «колумбайнства». Эти настроения являются строго возрастными (менталитет старших тинейджеров хорошо описал Чейз в «Вокруг одни враги», Чаплин в «Дне сардины» и др.). Наличие их у подростка является естественным следствием острой сексуальной неудовлетворённости и порождает девиантное поведение, но не способность к массовым профессиональным убийствам.

 

Так что возможны два варианта попадания Рослякова в разработку пиарщиков – после смерти или до. В первом случае просто выбрали одного из убитых мальчиков и стали делать из него монстра. Типа всё равно уже убит, так что пусть послужит родине на пиарном поприще.

 

Во втором случае его заранее приготовили на роль ложного следа те, кто организовывал теракт и вербанули мальчика от имени ФСБ или иной структуры. Тогда он вполне мог вполне сознательно играть роль террориста, подобно Брейвику, приехавшему на Утойю в условленное время, арестованному полицескими, которые осуществляли там операцию, и взявшему все трупы на себя с целью дальнейшего пиара своей идеологии. Рослякову могло быть обещано нечто подобное, так что стрельбу под камеры по компьютерам, огнетушителям и пустым коридорам, а под конец даже и в человека он мог осуществлять вполне сознательно. Правда, тут вмешалось отличие нравов РФ и Норвегии: многоходовочка. Парню обещали то же, что и Брейвику, только вот выполнять не собирались. Просто замочили и использовали в качестве PR-инструмента.

 

В обоих случаях остаётся главный вопрос – почему из всех подходящих и для предварительной вербовки, и для использования в качестве трупа подростков был выбран именно Росляков? Почему мальчик именно с такими характеристиками? Рослый, блондин, русский, доминантная генетика, из бедных классов, хороший ученик.

 

Гипотеза, что выбор пиарщиков мог быть случайным, отметается сразу просто потому, что пиарщики всегда работают с символами, а значит, случайного выбора быть не может. Значит, надо понять, каков мессадж именно этого выбора.

 

Здесь нам поможет понять суть вопроса указание Девятова на адресата мессаджа – в данном случае, разумеется, лично В.В.Путина без всяких скидок на коллективное руководство. Цель мессаджа – манипуляция психикой президента, апелляция к его страхам. Рослый блондин-доминант, как известно, для В.В.Путина всегда был образом врага. Такие пацаны били его и его лучшего друга в детстве, такие парни вообще были образом врага в его кругу. Поэтому Путину предъявили архетип врага. Плюс к тому, последнее время на фоне старения и вялотекущей онкологии, борьбе с которой приходится посвящать большую часть времени, у В.В.Путина возник стойкий страх и личная ненависть к молодёжи вообще. Поэтому предъявление дееспособного, суперэффективного молодого врага – весьма болезненный удар по бесознательному умирающего президента. Недаром под воздействием вызванной этим ударом боли его бессознательной реакцией оказалась проговорка о своей надежде попасть в рай и готовности забрать всех туда, сказанная по другому поводу, но в момент непосредственного переживания психической травмы от полученного мессаджа. Он бессознательно бросил ответ Рослякову примерно так же, как демонстрировал обидчикам в детстве: «лучше не трогайте, я отмороженный, будете наезжать – всё разнесу, я непредсказуемый!».

 

Ну что, ещё не поняли, что я в прошлых очерках говорил о тестировании PR-системы РФ? Как что и для чего тестируют? И какой будет удар, когда выпустят снова «чёрного лебедя»?

 

Ну ладно, если хотите и дальше истерически верещать, что ничего этого нет – продолжайте. Врите себе, что я это всё мои фантазии, потому что я не люблю Путина. Когда страус прячет голову в песок, снаружи остаётся самая аппетитная часть. Ей-то уже и занимаются :)